Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Человек образованный – тот, кто знает, где найти то, чего он не знает.
Георг Зиммель

...быть дураком - это вам не шоколад жевать.
Уинстон Грум
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:55 

At last she could never know why and never could understand.
Первая запись. Измыслить нечто, чтобы представиться...
Любимое стихотворение, отвечающее Духу и Букве выбранного имени.
И просто любимое.


Rudyard Kipling
The Vampire.

A fool there was and he made his prayer
(Even as you and I!)
To a rag and a bone and a hank of hair
(We called her the woman who did not care)
But the fool he called her his lady fair--
(Even as you and I!)

Oh, the years we waste and the tears we waste,
And the work of our head and hand
Belong to the woman who did not know
(And now we know that she never could know)
And did not understand.

A fool there was and his goods he spent
(Even as you and I!)
Honour and faith and a sure intent
(And it wasn't the least what the lady meant),
But a fool must follow his natural bent
(Even as you and I!)

Oh, the toil we lost and the spoil we lost,
And the excellent things we planned,
Belong to the woman who didn't know why
(And now we know that she never knew why)
And did not understand.

The fool was stripped to his foolish hide
(Even as you and I!)
Which she might have seen when she threw him aside
(But it isn't on record the lady tried)
So some of him lived but the most of him died
(Even as you and I!)
And it isn't the shame and it isn't the blame
That stings like a white hot brand,
It's coming to know that she never knew why
(Seeing at last she could never know why)
And never could understand.

@музыка: Pulp. Common people.

@настроение: читать

04:13 

At last she could never know why and never could understand.
Если человек дурак, то он хуже предателя
О. Форш

Какого черта, я решил экспериментировать с текстом Трисы, который мне к тому же еще и нравится?!
Довыпендривался, пришлось делать все заново, т. е. "правильно".
Сделал - так самому тошно, гордость на печень давит. Принес сюда - буду в тишине ошибки искать
.

Название: Наш уютный безумный мир
Автор: Беатриса Д'Ирсон
Фандом: ГП
Пэйринг: ГП/ДМ
Жанр: романтическая комедия
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: AU
Предисловие от автора: На самом деле, меня очень напрягает, когда в фике приходится описывать события, которые уже прошли, давать анализ действиям героев и т.д. и т.п., так что я решила ничего этого не делать. Просто примите как факт: Поттер и Малфой подверглись сильному магическому воздействию, потеряли память и живут среди магглов. По отдельности. Драко плюс еще слегка не в себе. А чего вы хотели?

Маленький старый дом на Стемфорд-стрит всегда выглядел странно. Дело было не только в грязных, покрытых граффити стенах, вечно занавешенных окнах и отсутствии входной двери – день за днем, час за часом оттуда раздавался какой-то подозрительный шум. Иногда он нарастал до отчетливых голосов, иногда сменялся еле слышными шорохами, но никогда не прекращался полностью, особенно по ночам.

Вы решили, что попали в специальный дом для волшебников? Так и есть. Это было место, известное в узких кругах Магического мира как Центр социально-психологической реабилитации и коррекции, он же «Приют для сирых и убогих». Жильцы либо совсем не умели колдовать, либо не интересовались этим.

Общение внутри дома не приветствовалось. Десять квартир, по две на этаж, существовали индифферентно друг другу. Хорошим тоном считалось держать двери закрытыми и избегать столкновений на лестницах. Каждый кричал, шуршал и скрипел в тишине собственной комнаты.

На третьем этаже, рядом с обычной маггловской семейной парой жил молодой человек. На вид ему было не более двадцати лет. Длинные светлые волосы свисали ниже лопаток, непослушная челка падала на глаза, серые глаза настороженно смотрели прямо на вас, пухленькие губы завершали идеальный портрет. Причины, по которым юноша переехал сюда, остались неизвестными, в том числе и для него самого.

Драко Малфой /вы ведь не думали, что это был кто-то еще/ жил один в маленькой светлой квартирке без планировки. Друзья к нему не заходили, словно их вовсе не было. Из всех занятий он предпочитал наблюдать за людьми, гулять под дождем без зонта и рассматривать свое отражение в витринах магазинов. Ему было приятно о чем-нибудь помечтать, стоя на берегу реки и отрешенно разглядывая грязную воду.

Главным пунктом вечерней программы выступал телевизор. Драко мог всю ночь провести перед экраном, загипнотизированный его мерцающим блеском. И, как вы уже наверное догадались, молодой человек абсолютно не помнил своего прошлого. Имя досталось ему вместе с единственной фотографией, на которой он был изображен рядом с высокой красивой женщиной, явно похожей на него. Подпись гласила: «Лондон. 19** год. Драко и Нарцисса Малфой». Кто эта женщина, слишком молодая для роли его матери, и где она сейчас, Драко не имел ни малейшего представления. И да, разумеется, изображение двигалось: лично Драко считал это вполне естественным, хотя и не спешил вешать фото на стену.

Работал Малфой официантом в кафе «Перекресток» и справлялся с этим делом неплохо. Хозяйка, мисс Эльза Гриар, была им весьма довольна. Она жила в доме напротив, и каждый вечер Драко видел ее в окне рядом с ужасно вульгарной дамской сумкой. Мисс Гриар регулярно вытряхивала из нее на стол вещи, чистила их, а потом аккуратно складывала обратно. Ритуал вызывал у Драко страстное желание узнать, что за предметы лежат у женщины в сумке. Намерение это тщательно подавлялось, так как Драко дорожил своей спокойной работой.

За квартиру Малфой не платил. Почему? Просто никто не спрашивал денег, и предлагать их тоже было некому. Беспокоить вопросами соседей Драко не считал хорошей идеей. Зарплаты в кафе хватало, чтобы сводить концы с концами. В свободное время юноша был занят своими многочисленными развлечениями или шел куда-нибудь послушать чужие разговоры – обрывки фраз, непонятных для постороннего человека. Это было загадочно. Слова меняли значение с момента произнесения и до момента, когда были пойманы Драко. Потом можно было свернуться клубочком под одеялом, воскресить в памяти образы говоривших и придумать свою маленькую историю. Драко нравились чужие секреты, именно их искал он в разговорах прохожих и окнах квартир. Он бережно хранил эти тайны, заполняя пустоту в сердце, вызванную потерей памяти. Это были его драгоценности.

Любовницы и любовники, молодой человек пытался их завести, но ни тем, ни другим не нравилось поведение Драко в постели. Он словно кукла подчинялся партнеру в моменты близости: отрешенность сквозила во взглядах и жестах, лицо превращалось в лишенную эмоций маску, и лишь в самой глубине светло-серых глаз можно было различить смутный интерес к процессу, как у юного натуралиста, впервые увидевшего редкого зверя. Претенденты на роль близких не задерживались. Одиночество… не являлось для Драко чем-то особенным.

По утрам он вставал в половине восьмого от криков соседского ребенка, включал телевизор и шел в ванную. Потом заваривал мятный чай и, выпив пару чашек, открывал какую-нибудь толстую книгу. От этого занятия его отвлекал первый же посторонний звук, и Драко с чистым сердцем вставал со стула в полной уверенности, что почитать и сегодня не дадут, одевался и шел на улицу. В восемь часов вечера Драко уходил с работы и принимался ходить по городу, либо сидел на набережной Темзы. Возвращался домой, снова включал телевизор и под монотонное бормотание ящика мечтал о чем-нибудь, выдумывая собственное прошлое.

Сегодня было 13 сентября, завтра жизнь Драко изменится.

Конец первого эпизода.

Итак, утро 14 сентября началось для Драко в семь часов тридцать минут восемь секунд. В это время в квартире за стеной проснулся розовый мяч, завернутый в теплое байковое одеяльце. Мячик открыл свои маленькие глазки и издал пронзительный звук, сообщая всему миру о том, что его сладкий сон закончился.

Драко заворочался в своей постели, но вместо крика чуть слышно застонал и повыше натянул на себя одеяло. Веки налились свинцовой тяжестью и никак не хотели открываться, голова гудела. «Кажется, у меня температура», – подумал он. Пришлось встать и вспомнить, где остался термометр: ровно через пять минут электронное табло показало 38,5 С. Драко опустился на стул и некоторое время разглядывал кактус, стоящий на подоконнике. Растение тоже выглядело измученным и явно испытывало острую потребность в воде, колючки сморщились и пожелтели.

В данный момент мысли Драко бежали по следующему маршруту: он заболел, нужно купить лекарство; через час идти на работу, следовательно, нужно сильнодействующее лекарство. Дорого. Скоро зима, нужно купить куртку потеплее и, может быть, свитер. Деньги. Придется отказаться от шоколадных коктейлей, но ничего, он потерпит. Впрочем… может, стоит отказаться от чего-нибудь другого? Драко успокоился. Все у него получится, все будет хорошо. На рождество он достанет себе искусственную елку, хотя Кэт и говорила, что собирается позвать всех в гости, а Драко, как обычно, согласился. С другой стороны, от настоящей елки много иголок, а стоит она не намного дешевле. Нет, лучше все-таки искусственная.

Юноша прошел в ванную, умылся, сменил пижамные штаны на узкие светло-голубые джинсы и завязал волосы в удобный хвост. Тут в прихожей прозвенел звонок, и Драко отправился посмотреть, кто же на этот раз решил устроить ему поганое утро. /То обстоятельство, что сюрприз заведомо не был приятным, выяснится через пару абзацев/.

Драко посмотрел в глазок: на лестничной площадке стоял высокий молодой мужчина в черных штанах и замшевой куртке в тон. На носу были прямоугольной формы очки. Драко отшатнулся, потянул с крючка халат, плотно закутался в него и только потом приоткрыл на цепочку дверь.
– Что вам нужно? – поинтересовался Драко у незнакомца, с любопытством изучая его лицо: на лбу красовался шрам в виде молнии.

Тот, в свою очередь, внимательно разглядывал юношу с ног до головы, оценивая внешность. /Если вы забыли, то у Драко была температура: лихорадочный румянец горел на щеках, намокшая челка прилипла ко лбу, губы пересохли, и он часто дышал приоткрытым ртом. Другими словами, Драко олицетворял собой поэтический образ «трахни меня сейчас же – я просто умру, если ты этого не сделаешь»/.

– Я внук вашей соседки снизу, – ответил мужчина приятным голосом. – У нее с потолка капает вода. Пришел попросить вас проверить краны.
– Серьезно? Извините, пожалуйста, мне так жаль! – прошептал Драко, мысленно пытаясь прикинуть, сможет ли дойти до телефона, не потеряв сознание по дороге. – Уже второй раз за этот месяц! – добавил он. – Подождите секундочку, я посмотрю. Вдруг удастся починить, не вызывая сантехника.
Драко закрыл дверь и направился к телефону. Набрав знакомый номер, он дождался, пока длинные размеренные гудки сменятся на радостное:
– Алло!
– Джо, опять твоя работа? – вздохнул Драко.

Дело в том, что один неплохой парень и, по совместительству, мелкий жулик Джо уже второй год пытался подыскать для Малфоя «спутника жизни». Конечно, Драко с его отсутствием характера мог быть счастлив только с мужчиной. По крайней мере, Джо в это свято верил. Усилия пока не увенчались успехом, но тот как настоящий друг не отчаивался. Таким образом, у Драко на пороге регулярно появлялись охотники за неприступными блондинами. Обычно они представлялись соседями, родственниками соседей, электриками и т. д. С «сантехниками» Драко даже как-то прилично не повезло: тогда он еще не привык к ежемесячным визитам Покорителей Сердца и, по наивности, пустил пару в дом, за что и поплатился банальным изнасилованием.

– Да. Ты же меня знаешь, – донеслось из трубки.
– Конечно, знаю. Звоню с одной просьбой…
– Какой? – оживились на том конце провода.
– Не надо больше мне их сюда присылать.
– Да ладно тебе! Если бы не я, ты бы уже давно помер со скуки.
– Как раз умираю. Ладно, пока.
– Пока. Я к тебе, может, зайду на выходных.
– Не надо, я заболел.
– Правда? Вот я тебе, между прочим, врача и прислал. Будущего.
– Серьезно, хватит уже. Пока.
Драко положил трубку и пошел выгонять очередного гостя.

– Вы знаете, это не у меня. Зайдите к соседям напротив, – сказал Драко, открыв дверь чуть пошире.
– Какая жалость, – разочарованно протянул мужчина.
– Да вы не расстраивайтесь, высохнут ваши потолки, – внезапно Драко почувствовал себя очень плохо. В глазах потемнело, звуки смазались и замерли где-то на краю сознания – и парень упал в обморок прямо в дверях собственной квартиры.

Конец второго эпизода.


@музыка: вальсы Штрауса

@настроение: пить коньяк

04:19 

At last she could never know why and never could understand.
В результате завалил следующий текст, никак не идет последняя страница.
Персоконы - это, конечно, круто. Но, черт возьми, сколько повторов.

@музыка: тишина

@настроение: спать хочется

19:14 

ураураураураураураура

At last she could never know why and never could understand.
И восхищаться, и дышать,
И жить бескрайностью дорог.
Без толку, мог бы я сказать,
Но бросить бы уже не мог.


Сегодня ко мне приехал папа.
Привез коньяк /пятилитровую канистру/.
Полгода не виделись - никто не слушает меня лучше, чем он!
Даже, если тема слэшная.

@музыка: смех

@настроение: друг Всего Мира

03:00 

жую потихоньку

At last she could never know why and never could understand.
Название: Лучший друг человека
Автор: Нэтти
Фандом: WK, Chobits
Пэйринг: Ран / Шу-шу
Жанр: crossover
Рейтинг: NC-18
Summary: потенциальный студент Фуджимия находит в мусоре кавайного рыженького персокона, который, как вы уже догадались, может сказать только "шу-у".

Глава 1.

За плохое чувство юмора давно пора ввести смертную казнь, вы так не думаете?(от автора: я ПОШУТИЛА! Куда вы меня тащите?!..)
njally

Все началось в тот день, когда Фуджимия Ран завалил вступительные экзамены.

И совершенно нечему тут удивляться: Айя-тян всегда говорила, что надо книжки читать, а не катаной на заднем дворе размахивать или… Строгим печальным взглядом следила Айя-тян за тем, как братец пытается запихнуть под диван стопку глянцевых журналов с красавицами, одетыми и не очень. Она могла бы это прокомментировать, но предпочитала лишь укоризненно вздыхать, возвращаясь к своим делам.

Когда Ран не поступил в институт, она произнесла всего два слова:
– Дубина стоеросовая.

Ран, который и без того чувствовал себя полным идиотом, сестре мстить не стал и оттаскать ее за косички не попытался, а предложил конструктивное решение проблемы – уехать, к чертовой матери, в Токио и устроиться на подготовительные курсы. Айя-тян план одобрила, втайне надеясь избавиться от неусыпного контроля брата, не пускавшего ее гулять с друзьями после десяти часов вечера.

Через две недели юноша стоял на вокзале с самыми радужными мечтами и чемоданом в руках.

– Так это и есть персоконы…
Ран прилип к витрине магазина бытовой техники. У самого поезда об него споткнулся какой-то высокий бородатый мужик. И девушка с пластмассовыми ушками, бывшая при нем, прокомментировала: "Персия-сама, вы отклонились от заданного маршрута". С тех пор Рану не терпелось посмотреть, какие они из себя, эти персоконы. В их захолустье ни у кого не было таких штуковин .

Они сидели за стеклом и, не считая ушек, выглядели как обычные люди. Определенно, Рану хотелось иметь такого кавайного умного человекообразного, который готовил бы ему обед, делал покупки и помогал учить материал к экзаменам. Ну, и все остальное тоже…

Естественно, человеку, получившему отвод на первом собеседовании, новейшая техника не положена, равно как и большие денежные дотации. А персоконы – вещь дорогая, в чем Ран быстро убедился, посмотрев на ценник. Впрочем, некоторые из них выглядели потрясающе.

– О, да вот же он. Добро пожаловать в Конеко, – мило улыбаясь, сообщил Фуджимии молодой человек, вооруженный метлой. – Я тут старший менеджер, Хидака Кен. Вещи уже привезли. Все коробки в вашей комнате.
– И вы затащили их в одиночку? – удивился Ран. Некоторые коробки были довольно тяжелыми, а этот парень не показался ему атлетом .
– Ну, мне помог Кроуфорд-сан, ваш сосед по этажу, – ответил новоиспеченный хозяин.
/Прекрасно. Теперь какой-то Кроуфорд-сан, которого надо благодарить…/.

Ран вздохнул. Маленькая комната выглядела симпатично, но ей не хватало мебели. И сразу подумал, что придирается: жить можно, готовиться к экзаменам тоже, сойдет.

Парень с метлой и щенячьим взглядом – в миру Хидака-сан – переместился с улицы, радостно сообщив, что попозже заглянет посмотреть, "хорошо ли вы устроились". Как будто Ран всем своим видом просто умолял о проявлении заботы. /Хмф/.

Он почти отодрал скотч с первой чертовой коробки, когда в дверь постучали. Ран, мысленно удивившись невероятной удаче того, кто стоял в коридоре /катана лежала среди вещей, нераспакованная/, выполз открывать дверь. Немедленно на голову ему приземлилось что-то маленькое и, кажется, пушистое, а в ухо запищал тоненький голосок:
– Поздравляем! Поздравляем! Поздравляем с переездом!

Ран, стараясь не думать о просмотренном недавно фильме ужасов про гремлинов-убийц, двумя пальцами снял с себя "маленькое и пушистое", чтобы рассмотреть получше. Тот оказался потешным чиби в шортиках и бандане с копной торчащих в разные стороны светлых волос. За спиной существа, как ни странно, висел миниатюрный арбалет. Чиби напоминал детскую игрушку, только те обычно не сучат ножками и не вопят:
– Хозяин! На меня напали! Спасите!
– Ну-ну, не стоит так паниковать, – услышал Ран откуда-то сверху. Подняв глаза к потолку, он увидел чье-то серьезное лицо в обрамлении очков.
– Он слишком чувствительный, – сообщил мужчина и, протянув руку, забрал гремлина-убийцу у Рана. Чиби немедленно забрался в рукав пиджака нежданного гостя и принялся блестеть оттуда глазами.
– Что…это такое? – спросил Фуджимия, поднимаясь на ноги. К его неудовольствию, лицо в очках оказалось выше него.
– УММ-персокон, уменьшенная мобильная модель, – в голосе прозвучали непередаваемые интонации превосходства. – Меня зовут Кроуфорд. Брэд Кроуфорд. Я старше тебя, занимаю более высокое положение в обществе, и мой интеллект определенно превосходит твой. Я прошу обращаться ко мне "Кроуфорд-сама". Оми, представься.

Чиби выполз из складок одежды и переместился на подставленную хозяином ладонь. Изобразив легкий поклон, он пропищал:
– Я Оми! Рад знакомству!

Ран протянул было руку, чтобы с чисто техническим любопытством потрогать персокона, но мордочка существа по кличке Оми приобрела выражение панического ужаса, и с воплем "я боюсь!" он снова скрылся в рукаве Кроуфорда.
– Минутку, – дошло, наконец, до Рана. – Как ты там сказал? Кроуфорд? Это ты помог занести мои вещи в комнату?
– Если обращение "Кроуфорд-сама" для тебя слишком сложно, то я готов пойти на уступку, пусть будет просто "сан", – сердито ответил тот.
– Надеюсь, ты не надорвался? – поинтересовался Ран, выделяя голосом последнее слово и почти не выговаривая остальные.
– Не думаю, что подобный вес способен повредить моему здоровью, – Кроуфорд с презрением оглядел бардак в комнате соседа. – А у тебя…уютно, – счел нужным добавить он.
– Надеюсь, – в тон ему произнес Ран, – из моих вещей ничего не пропало.
– Приятно было познакомиться.
– Взаимно.
– Как-нибудь увидимся.
– Буду ждать.
– Приятного дня.
– Счастливого пути.

Кроуфорд развернулся, чтобы выйти из комнаты, и Ран увидел, как Оми из-за плеча хозяина мстительно показывает ему язык. Он искренне пожалел о том, что не успел достать катану.

Оказалось, в супермаркете неподалеку кассиром тоже работал персокон. А также тусовалась там какая-то мерзкая девчонка по имени Ока. Имя Ран узнал чисто случайно и предпочел бы совсем его не слышать. Зато выяснилось, что Кроуфорд покупает еду именно в этом магазине. /Нужно поискать другой/.

Пока девчонка с воплями "кавайи!" тискала Оми, который верещал и цеплялся за пиджак хозяина, Ран успел быстро расплатиться и слинять. В спину ему доносились отрывки насыщенного диалога:
– Ока-тян, поставь Оми на место! Твой отец будет очень недоволен, если ты его сломаешь, ему придется платить!
– Опасно! Опасно! Критическая ситуация! Требуется помощь, требуется помощь! Хозя-аин, спасите-е-е!..
– Кавайи! Кроуфорд-сан, зачем вам Оми! Подарите его мне, ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста!..

Ран наслаждался примерно до угла, где крики постепенно затихли, тогда, философски вздохнув, он отправился домой. Все-таки персоконы – очень полезная штука, раз они бывают такими маленькими и удобными для переноски, как этот чиби. Жаль только, что у всяких там кроуфордов они есть, а у него еще очень долго не будет…

Ран остановился возле мусорных контейнеров и в знак протеста пнул один из них ногой. Глухо стукнула крышка, тот опрокинулся. Прямо под ноги Рану упало нечто тяжелое. Он медленно опустил глаза, моргнул, снова посмотрел вниз – и сел на асфальт. В общем, паниковать он не стал, просто сильно удивился. Любому дураку ясно, что трупы в мусорных баках не прячут, не вставляют им вместо ушей смешные кусочки пластмассы и не обматывают бинтами как мумию. Так что Ран был спокоен, когда обнаружил перед собой миловидного рыженького персокона с приятной стройной фигурой.

Кроуфорд, конечно, считал Фуджимию придурком. Но он был не прав. Ран довольно быстро сложил два и два. Мусорный бак = мусор = ничье. Персокон ничейный – значит, можно взять себе. Его немного разочаровал тот факт, что существо оказалось мужского пола (хотя… если это персокон, какая разница?). Кавайной девочкой был бы краше, но все-таки лучше того чибика, Оми. Пусть теперь этот сноб Кроуфорд попробует что-нибудь сказать!

Вложив в руки новому приобретению пакет с продуктами, Ран попытался поднять всю конструкцию целиком. /Эй, она была не такой уж и маленькой, так что нечего считать Рана слабаком/. Изрядно помучившись, Фуджимия взял пакет в зубы, закинул персокона на спину и, шатаясь, побрел домой. /Ну, в Конеко, понятно, пошел/.

Сваленный на пол посреди комнаты предмет занял половину свободного места, и Ран с интересом его рассматривал. На вид парень как парень, только рыжий. Судя по мордашке, персокон европейского стандарта, но это тоже мелочи, мы же не расисты. Пластмассовые ушки – белые с голубыми вставками – для красоты, что ли? А, не, они открываются вроде. Ух, ты – проводочки!

Следующий час Ран провел, дергая тоненькие нити и слушая, как они сматываются где-то в глубине тела с шуршащим звуком. Потом решил, что хватит заниматься ерундой: хочешь, чтобы персокон приносил пользу – включи его. Рану даже в голову не пришло, что существо могло оказаться в мусоре, потому что сломалось. Интересно, как же его активизировать? По логике вещей это компьютер – должна быть кнопка «Пуск».

/Если бы я был персоконом, где бы мне сделали кнопку?/

Ран сразу подумал про ушки, единственную нечеловеческую часть организма. Но повторный осмотр показал, что там ничего интересного нет. На всякий случай, любознательный юноша не стал экспериментировать с подключением проводов в розетку. А то мало ли что!

Да, жаль, что это не девочка-персокон. Ран чувствовал себя извращенцем. Все-таки с женщинами как-то привычней, можно быть извращенцем слегка или наполовину. Ему совсем не хотелось лапать рыжего в поисках кнопки. А что делать? Нужно же, наконец, узнать, как он работает. Да, дилемма.

Юношу неудержимо тянуло на пошлости. Ведь, если задуматься, кнопка должна была стоять в таком месте, чтобы на нее не нажимали случайно. Кому нужен произвольно включающийся аппарат? О Боже.
/Не думай об этом. Дизайнеры бытовой техники не могут быть такими же извращенцами, как ты/.

Ни на что особо не надеясь, Ран отстраненно потыкал карандашом в нос персокона. Начиная покрываться холодным потом, изучил каждый сустав его пальцев. Черт, неужели он все-таки недооценил техническую службу?
/Успокойся, ты здесь один. Тебя никто не видит. Мало ли, чем ты можешь быть занят? У каждого свое хобби/. Обожеобоже.

Айя-тян была права: он слишком много думает. Это же просто человекообразный компьютер. Вот закрою глаза и представлю, что он девочка… и поищу кнопку вслепую! Да, отличный метод. Итак, кавайная рыжеволосая…
Тут рука Рана наткнулась на то, что никак не могло принадлежать девочке. Никакой.

Черт. Зачем компьютеру может понадобиться эта деталь? Или все-таки их используют не по прямому назначению? Обожеобожеобоже.
/Дизайнеры – извращенцы, и я вместе с ними. Приползти к Кроуфорду на коленях, сказать, что тупой, и не могу включить персокона. Валяться в ногах. Умолять о помощи. Пусть он найдет эту проклятую кнопку/.

В воображении всплыла картинка чистого торжества Кроуфорда. Вроде помогло. Ран сглотнул и убрал руку: хвала богам, там кнопки не оказалось.
Правда, оставался еще один вариант…

Ран глубоко вздохнул, потом сосчитал до десяти. Теперь уж поздно волноваться, а? Он лапал другого парня, который являлся неработающей куклой. Ему больше нечего терять. Медленно, очень медленно рука Фуджимии скользнула по пояснице рыжего. Черт, а если сейчас закрыть глаза, получится представить… Интересно, что там внутри? На ощупь человеческая кожа, шелковистая, теплая. Пусть я извращенец, зато сейчас я включу это чудо: он сделает за меня домашнюю работу, подключиться к сети. Да-а, и я выкачаю все порносайты, до которых смогу добраться, прослыву хентайщиком и грозою кавайных девочек. Инцидент с включением будет забыт навсегда.

Нет, так не достать. Ран попытался приподнять персокона за талию, чтобы переместить в более удобное положение, но тот оказался слишком тяжелым. Ладно, вторую руку под голову, резкий поворот – правое бело-голубое ушко упало на пол. Ран судорожно дергал рукой, пытаясь выпутать пальцы из густых прядей рыжего, и нечаянно надавил на верхний позвонок. Громкий щелчок эхом прозвучал в пустой комнате.

Для Фуджимии дальнейшие события проходили окрашенными в белые тона, так как он одновременно был ослеплен вспышкой яркого света и с ног до головы окутан обрывками бинтов. Нет, он не упал на пол от нервного потрясения /спокойствие, только спокойствие/: стул просто развалился на части под ними обоими.

Персокон открыл глаза и посмотрел на хозяина:
– Шу-у?
– Ладно, ладно. Я понял, ты мне очень рад. Будь добр, расцепи руки. Я еще жить хочу…дышать…
– Шу-у?!

Рыжий мило улыбнулся, но объятий не разжал. Ран почувствовал себя до крайности униженным. Он полночи как последний идиот засовывал руки в самые неожиданные места. И теперь ползал по комнате с висящим на шее существом, которое то ли объяснялось ему в любви, то ли пыталось задушить.
– Да отцепишься ты или нет? – теряя терпение, прорычал Ран. Проблема была в том, что руки персокона сомкнулись за его спиной мертвой хваткой, а дотрагиваться до других частей его тела Фуджимия не собирался. Он и так выглядел как профессиональный яойщик. К тому же, эта тварь только и делала, что щебетала свое "шу-шу" в ответ на все просьбы.

– Нужно было мне тебя просто засунуть обратно в контейнер, – прошипел Ран, на очередном круге врезавшись лбом в стену.
Пальцы персокона мгновенно разжались, а сам он сполз на пол.
– Шу? – испуганно прошептал рыжий, заглядывая Рану в глаза.
– Чего? – не понял тот.
– Шу-у-у, – Рана дернули за футболку, в голубых глазах появился щенок, которого в грозу отправили прогуляться на улицу.
– Я пошутил, – мрачно пробормотал Ран. – Никуда я тебя выбрасывать не буду.
– Шу-у! – обрадовался персокон и снова повис у него на шее. Хвала небесам, что хоть на спину не стал запрыгивать.

"Зато у меня теперь тоже есть персокон. Рыженький, симпатичный…" – мелькнула у Рана мысль где-то на задворках сознания.

@музыка: мертвая тишина

@настроение: работать

18:35 

поработаем... в волю

At last she could never know why and never could understand.
сегодня начинаю причесывать новый текст
хороший и... /уже не возбуждающий/
так что буду с ним возиться долго, долго, долго
сначала изменю графическую форму, а там посмотрим

@музыка: Nick Cave & The Bad Seeds

@настроение: *****

02:51 

что получилось

At last she could never know why and never could understand.
Название: Записки С. С.
Автор: Беатриса Д’Ирсон
Бета: Heldar
Фандом: ГП
Пэйринг: СС/ДМ, ГП/ДМ
Жанр: drama, agnst
Рейтинг: R
Предупреждение: ООС, смерть персонажа
Disclaimer: из собственного – только право на фантазию

От автора: Где проходит тонкая грань между плагиатом и заимствованием?
Перед вами герои ГП в ситуации «Лолиты» В. Набокова,
роль нимфетки исполняет привлекательный мальчик – Драко Малфой.

От Heldar: замечания по качеству идеи не принимаются, остальные только приветствуются.

Часть I. Омут памяти.

В шестнадцать лет я узнал о своих наклонностях. К этому были широко известные предпосылки, о коих я умолчу, щадя своего случайного читателя и, разумеется, себя. Определенно, я не из тех людей, которые любят копаться в старом белье своей памяти, выуживая подробности несчастного детства и переживая их снова и снова до тех пор, пока воспоминания не заменят им реальность. Я предпочитаю жить настоящим, лишь изредка обращаясь к прошлому, так как сохранить надежду на будущее счастье легче, чем уверить себя, что все в моей жизни уже было.

История перед вами – особый случай: провидение требует принадлежащий ему по праву кусок пирога, слишком большой, чтобы я мог смириться с этим и продолжать жить дальше, невзирая на произошедшее. Я хочу вспомнить прошлое во всех недостойных подробностях, не для того чтобы, выговорившись, обрести покой, но пытаясь вновь пережить то время, когда чувства во мне бурлили подобно кипящему зелью, такие яркие и упоительные.

Итак, впервые я увидел тебя – любовь моя, радость моя, грех мой – когда Люциус Малфой решил сделать меня крестным отцом своего сына, и я вежливо согласился, хотя участи этого мальчика не завидовал – родиться с уже готовой судьбой, удовольствие не из приятных. Однако у ребенка были все основания рассчитывать на счастливое детство с любящими отцом и матерью, множеством игрушек, большим садом с раскидистыми деревьями – ведь нет большей удачи для мальчишки, чем залезть повыше, а потом пугать гувернера или родителей. Ах, если бы у меня было такое детство! Впрочем, я отвлекся.

Вместе с Беллатрикс Лестранж, которая собиралась стать крестной матерью, мы подъехали к небольшой заброшенной церквушке. Бог знает, почему Люциус выбрал именно ее, а также никого больше не пригласил на крестины сына: были только младенец, счастливые родители, священник, Беллатрикс и я. В тот день, сладкий мой, ты был похож на маленький розовый мячик с хорошеньким личиком и беззубым улыбающимся ртом. Мне ты показался самым обыкновенным милым младенцем, не лучше и не хуже других. Разве мог я тогда, держа тебя на вытянутых руках, представить, что ты станешь моей болезнью и наваждением, средоточием тайных мыслей?! Конечно, нет.

Ты рос на моих глазах, и никто не может оспорить тот факт, что я по-своему заботился о тебе. Я был частым гостем в Малфой-мэнор, и каждый раз ты радовался моему приезду, потому что дядя Снейп (как ты называл меня) показывал маленькому Драко различные "чудеса". Я улыбался твоей детской непосредственности и мягко укорял Люциуса за то, что тот не желает демонстрировать элементарные фокусы, вроде фонтана искр или фейерверка в небе, что вызывали бурный восторг у трехлетнего карапуза. То было счастливое время, когда ты привлекал меня не больше, чем, скажем, какой-нибудь красивый розовый куст в саду.

Ты был маленьким непоседливым пацаненком, обожающим доставать слуг, нервировать домовиков, пугать лошадей в конюшне и в одиночестве убегать далеко от поместья. Все окружающие получали хорошую выволочку от Люциуса, когда сын, наконец, находился. Ты любил прятаться на чердаке, гонять палкой садовых гномов (причем, палка порою была в два раза больше тебя), часто падал, в том числе с деревьев, и сдирал коленки. Люциус был непреклонен: никакой магии, синяки и царапины проходили сами по себе или с помощью зеленки. Я тайком способствовал процессу, принося заживляющее зелье, и это обстоятельство стало еще одна причиной, по которой ты полюбил мои визиты.

Время шло, ты потихоньку взрослел, проявляя истинную сущность нимфетки и медленно опутывая меня своими чарами, пока однажды я не почувствовал, что попался и испытываю болезненное влечение к ребенку, сыну моего лучшего (и единственного) друга. Тогда тебе едва исполнилось восемь лет, и выпал очередной молочный зуб. Я сидел в кресле, Люциус отлучился по делам, Нарцисса поехала за покупками вместе с горничной, словом, в комнате, мальчик мой, находились только мы двое.

Ты внимательно рассматривал свое отражение в зеркале, а я наблюдал за тобой, так как больше мне решительно нечем было заняться. Ты приоткрыл свой хорошенький ротик и начал аккуратно исследовать языком впадинку, оставшуюся от переднего зуба. Выглядел ты при этом ужасно несчастным и все время хмурился, а потом перевел на меня взгляд и спросил звонким мальчишеским голосом:
– Дядя Снейп, я состарился?
Твои слова заставили меня слегка улыбнуться и задать встречный вопрос:
– Почему ты так считаешь, Драко?
– У меня выпадают зубы, – ты очень серьезно посмотрел на меня.
– Поэтому ты расстроен? – я уже с интересом ждал реакции мальчика.
– Да, – это прозвучало как вызов. – Очень некрасиво, – о, мой Бог, как же мило ты опустил ресницы.

Я внимательно посмотрел на тебя: ведь детей не заботит собственная внешность. К этому моменту я давно принял свою болезненную страсть к мальчикам двенадцати – тринадцати лет (работая в школе, я просто не мог ее не заметить), но пока успешно сдерживал свои порывы и надеялся, что ни один ученик не увлечет меня достаточно сильно, чтобы поступиться моралью и законами чести. Даже заметив в Драко потенциальную кокетливость, я не беспокоился о том, что внезапно влюблюсь в него. Просто еще один малыш, которого можно было представить в интересных позах, когда стараешься отвлечься и немного снять напряжение.

Ах, как же я заблуждался на этот счет, прелесть моя! Мне следовало бежать от тебя как от чумы, но я лишь беспечно радовался, изо дня в день в Хогвартсе глядя на светлую головку за партой и продолжая приезжать в гости на летние каникулы.

Помню, как-то увидел тебя висящим вниз головой на дереве, очевидно, ты просто развлекался подобным образом. Но меня поразил вовсе не вид опасной забавы (хотя ты мог запросто свернуть себе шею), но твоя обнаженная прогнувшаяся спина, эту грацию я замечал лишь у молоденьких продажных женщин. Я позвал, и ты от неожиданности чуть не свалился вниз, но вовремя зацепился рукой и с немым укором посмотрел на меня. Губы темные от сока ягод, что ты рвал прямо с ветки, показались мне вкусными и податливыми.

Год спустя прошла встреча старых соратников или, как шутил Люциус, ветеранов войны. Все, кто сумел избежать ареста после падения Темного лорда, отправились к морю, куда-то в Испанию (я не очень интересовался, куда именно). Значение поездки было трудно переоценить, мы планировали стратегию на случай, если Вольдеморт вернется и вспомнит о нас, его скользких бывших "друзьях". Я в роли примерного Пожирателя смерти (если такие, конечно, бывают), остальные – с семьями, женами и детьми, которые резвились тут же среди отдыхающих. Шел второй год твоего обучения на факультете Слизерин.

Я лежал в тени, укрывая свою бледную чувствительную кожу от прямых лучей и завидуя счастливцам, которые могут сутками находиться на самом солнцепеке и заработать в итоге приличный загар. Я как раз разглядывал крышу тента и подумывал, не пойти ли мне искупаться, когда ты устроился рядом, повернувшись на живот и держа перед собой клубничное мороженное. Ты вытянул ноги на лежаке и немного выставил вверх упругую попку, обтянутую серебристыми плавками – узкий кусочек ткани, сквозь который открывался прекрасный вид на небольшую впадинку между ягодицами, покрытую маленькими светлыми волосками. Это было чудесно! Любуясь, я скользил взглядом по твоему телу, стараясь запомнить все до мельчайших деталей. Опираясь на локти, ты обворожительно выгнул спинку, а линия твоих еще непорочных бедер с мягким загаром и следами песка, сводила меня с ума. Я мгновенно почувствовал возбуждение и поспешил отвлечься на какую-нибудь иную тему, например, на проплывающих мимо на банане магглов (интересное приспособление, кстати сказать).

– Крестный, – окликнул ты. Мне всегда нравилось это обращение.
– Что? – я был вынужден вновь посмотреть на тебя.
– Почему вы лежите в тени, разве вам не хочется позагорать?
– Рад бы, да не могу – моя кожа не переносит солнца.
– Понятно, – сказал ты и лизнул мороженное.
Теперь, при всем желании, я не посмел бы отвести взгляд: ты высовывал влажный бархатный язычок далеко за пределы восхитительного рта (ах, сколько удовольствия обещало это простое движение!), аккуратно ловил таящие капли, медленно опускал трепещущие веки с длинными загнутыми вверх ресницами, облизывал губы – прямо как шлюшка, соблазняющая клиента. Все для меня: обворожительная куколка, желанная игрушка… Я мог отдать жизнь за одну ночь с тобой! И впервые с особой ясностью я представил, какой пыткой будут оставшиеся годы твоей учебы на моем факультете. Организм реагировал недвусмысленно, я поспешно перевернулся на живот, чтобы скрыть эрекцию.

С того самого момента, порочный ангел, ты обосновался в эротических фантазиях своего декана. Твой образ преследовал меня повсюду. Да, такого кошмара я не пожелал бы даже Поттеру, хотя… именно ему, как выяснилось, это было хорошо известно. Но об этом позже. Тебя же я видел (и хотел) постоянно: на собственных уроках, в Большом зале, в коридорах школы, в гостиной факультета – везде ты попадался мне на глаза!

Ты был моим искушением, темной греховной мыслью, пробуждая желание приласкать… и глубинную, животную похоть. Я был готов любить преданно и безответно, но одновременно насиловать тебя, впитывая крики боли и страха. Страсть постепенно разрушала меня, сжигала характер, внутреннее «я», оставляя лишь безумное влечение к тебе. За пределами своей спальни я оставался прежним: для учащихся – мрачным преподавателем по зельеварению, грозою всех четырех факультетов, для Пожирателей смерти (и твоего отца) – хитрым ублюдком, вовремя занявшим выгодную сторону.

Летом после четвертого курса Люциус наказал тебя за какой-то ничтожный проступок. Не знаю, что именно он сделал и какими доводами воспользовался – я был в гостиной вместе с Нарциссой и остальными гостями, но когда увидел тебя, такого потерянного, на полу в своей комнате, в моей груди шевельнулось острое желание подойти и обнять – ничего больше. Как же недолго продолжалась эта иллюзия! Через мгновение пришла мысль: я хочу взять тебя здесь и сейчас. Немедленно! Острые коленки с тонкими выступающими косточками приковывали внимание: о, да, я полностью поддерживал твою идею ходить в темных бриджах, смотрится великолепно, у тебя такие стройные длинные ноги. И мне до безумия нравятся эти немного длинные волосы, уложенные на косой пробор, с падающей на глаза челкой. Я подумал еще, что, должно быть, тебе очень идут слезы (какая жалость, что я вряд ли смогу когда-нибудь посмотреть на них!).

День за днем я упорно подавлял намерение посетить твою спальню и делал это самым постыдным образом – фантазиями. Я превратился в закоренелого онаниста, будь проклято это омерзительное слово! Что ж, раз я решил доверить бумаге историю моей преступной страсти, не вижу ничего зазорного в том, чтобы описать соблазнительные картинки, каждую ночь посещавшие мой больной мозг. О, мысль обрети подобие плоти на этих грешных страницах!

Впрочем, я боюсь… раскрывать секреты и молчу даже наедине с самим собой.

В шестнадцать ты повзрослел, начал увлекаться девочками и, конечно, пользовался успехом. Я же провел немало времени, пытаясь определить очередную пассию, чтобы потом оштрафовать ее при первом удобном случае. Исключение составляли слизеринки, с которых я не мог снимать баллов, но проявлял крайнее неудовольствие и лишал общепринятых льгот.

Мне было больно, невыносимо видеть тебя, тискающим очередную дурочку. При этом я был уверен, что не стал бы так остро реагировать, застав тебя на коленях перед каким-нибудь парнем. Я видел в тебе пассивного гомосексуалиста, только такую роль я считал приемлемой для тебя. Поэтому ни на минуту не усомнился в правильности собственного решения, и, когда подвернулся подходящий случай, воплотил свой замысел в жизнь.

Мой план был прост как все гениальное. Раз уж ты, мой сладкий бесенок, увлекаешься исключительно девушками, нужно направить твои мысли в противоположную сторону. Не буду объяснять, скольких трудов мне стоило изготовить препарат, но я все-таки добился цели, и сейчас мою коллекцию редкостей украшает уникальное зелье – модулятор сексуального поведения. Достаточно было дождаться дня, когда ты попросишь какое-нибудь средство для личного применения.

Драко, ты не заставил себя ждать и пришел за снотворным.
– Для кого оно? – полюбопытствовал я.
– Для меня, – нервно ответил ты.
– Примешь сейчас? – задал я следующий вопрос.
– Да, – я даже не стал интересоваться причинами, просто приказал тебе закатать рукав и немного подождать. Ты послушно выполнил все мои инструкции. Я достал ревностно хранимую колбу, добавил туда снотворного (их можно смешивать, препараты не взаимодействуют друг с другом). Потом набрал зелье в шприц и ввел содержимое в вену.

Моя рука не дрогнула, пока я переделывал твою судьбу. Не было сомнений, неуверенности или нравственных страданий. Кто знает, может, я сломал этому мальчику жизнь, пытаясь потешить собственное тщеславие?! Поздно кусать локти… Я подхватил тебя на руки, осторожно отнес в спальню факультета (немного переборщил со снотворным, не важно), уложил в кровать и ушел, плотно прикрыв за собой дверь. Спи, мой малыш. Завтра будет долгий день.

Я не ошибся, ты все время не в духе. Да, должно быть, странное чувство, когда тебя внезапно начинает привлекать собственный пол. Ничего, мой обворожительный котенок, привыкнешь и получишь массу удовольствий, когда поймешь к кому обратиться… Я уже предвкушал, как увижу тебя сходящим с ума от желания быть оттраханным, в поисках мальчиков и мужчин, способных доставить это наслаждение. Зелье в твоей крови заставит постоянно хотеть и требовать грубого секса, не ласки. О, да, это было жестоко. Но дело сделано, оставалось лишь ждать результатов.

Однако шли недели, а я не ощущал перемен в твоем состоянии. Конечно, меньше внимания уделялось хорошеньким девушкам, но ты сам оставался прежним. Чего я добился, введя препарат? Ничего! Может, я обманывался, полагая себя лучшим зельеваром Англии?! Я дошел до последней степени отчаянья, когда два случая заставили меня успокоиться.

Я вошел в твою спальню без предупреждения (не помню уже, зачем мне это так срочно понадобилось): с мрачным выражением лица ты сидел на кровати, сжимая в руках маленькое зеркальце и тушь. Ты обернулся на шум, и я с восторгом заметил твои накрашенные ресницы. Потом изложил причину визита, но ты лишь испуганно хлопал глазами и, кажется, пропустил все мимо ушей. Впрочем, я не стал повторять, только уходя, отчетливо произнес:
– В другой раз воспользуйся заклинанием, что за отвратительное маггловское средство, – ты покраснел, а я усмехнулся произведенному эффекту и вышел за дверь.

Дня через два я опять проходил мимо: факультет в полном составе присутствовал на занятиях, а я решил подышать свежим воздухом во дворе школы. Дверь в комнату была приоткрыта, и мои планы резко изменились. Я проник внутрь, словно вор, не собиравшийся ничего красть, но не способный предотвратить преступление в столь благоприятных условиях. Мой взгляд сразу остановился на маленькой раскрытой книге, лежащей на письменном столе. Я склонился над ней и, увидев твой мелкий бисерный почерк, уже не мог отвести глаз. Мне повезло, я обнаружил дневник. Затаив дыхание, я читал твои беззвучные крики и настолько хорошо их запомнил, что могу воспроизвести даже спустя столько лет:

«О, Мерлин, что происходит со мной?! Не могу понять, объяснить даже себе самому. Это какое-то темное наваждение, помутнение рассудка. Неужели это я? Нет, просто не может быть, это противоестественно. Что за бред такой творится! Оказывается, я уже достаточно повзрослел, чтобы хотеть секса, но почему с мужчинами?! Никогда, никогда раньше не замечал, что меня тянет к ним. Мне нравятся девушки, я безнадежно влюблен в Грейнджер. Или… нет?… Мерлин, я хочу, чтобы меня изнасиловали… Не правда ли, есть отчего свихнуться? Интересно, что подумал Снейп, когда увидел, как я крашу ресницы? Хорошо, хоть не вошел, когда я был в мини-юбке…»

В тот момент я испытал облегчение: зелье подействовало должным образом, и в моем глупом сердце жила надежда на то, что однажды ты придешь ко мне и попросишь удовлетворить терзающее тебя желание, а я… смогу наиграться тобою всласть. Я был слеп и пьян от сознания собственной власти. Отрезвление наступило позднее.

Ты не спешил заводить себе парня, а свое влечение к мужчинам заглушал ужасным варварским способом. Опиум – обещание забвения. Я не знаю, кто был твоим поставщиком в школе и как, минуя почтовый контроль, установленный еще Амбридж, ты умудрялся его доставать. Я готов убить виновных в твоей зависимости и в то же время носить на руках, так как она подарила мне три восхитительных месяца счастья.

Это было насмешкой судьбы: к концу шестого года обучения в Хогвартсе ты превратился в законченного наркомана, но все еще хранил невинность. Наступившее лето стало для меня раем и адом одновременно. Твои родители быстро разобрались в ситуации, и Люциус пригласил меня для лечения. Я поспешно согласился, лелея в душе новый изощренный план по укрощению собственных желаний. О тебе я, увы, не думал.

Я распорядился запереть тебя, чтобы лишить возможности покупать опиум, и конфисковал палочку. О, я вполне представлял, каким кошмаром это обернется для твоих родителей и эльфов! В первую неделю ты метался по комнате, уничтожая все, что только могло разбиться, кричал, умолял, требовал, плакал. Ты даже угрожал, что покончишь с собой. Люциус ходил по дому белый как простыня, не произнося ни слова, Нарцисса рыдала, домовики двигались словно бесплотные тени. Думаю, они хуже других переносили "болезнь молодого хозяина". Напряженная обстановка действовала угнетающе, хотя я был вполне осведомлен об истинном положении вещей.

Драко, я опять держал твою хрупкую жизнь в своих руках и не знал, на что решиться: спасти (любовь) или убить (соблазн). Неделями все оставалось по-прежнему. Я был не способен отказать собственному телу и каждую ночь с новой дозой приносил облегчение – и трахал тебя, мой малыш, вместо платы за него. Ты был практически невменяем и, я думаю, не понимал происходящего. Впрочем, было опасно приводить тебя в чувство из-за повторяющейся дневной ломки, когда ты мог раскрыть наш секрет. Я мучил всех, кто имел неосторожность положиться на меня: любой исход лечения оборачивался потерей этих безумных сладких ночей. Родители под твои ежедневные крики медленно сходили с ума, а я… наверное, уже был сумасшедшим, раз не хотел прекратить этот кошмар. Ведь ты, мой страстный котенок, так мило извивался подо мной, так очаровательно стонал от боли, когда я входил в тебя. Ты был моим, такой тугой и горячий. Твоя дырочка знала только меня.

Разумеется, все это не могло длиться вечно. Я решил прислушаться к робкому голосу совести. Да и разум твердил, что Люциус, невзирая на огласку, может вызвать профессионального колдомедика. Я всерьез занялся твоим лечением: устранил физическую зависимость и… в конце концов, начал понимать, к чему привели мои игры с твоей еще детской психикой. День за днем я бился о стену отчуждения, жизнь вне наркотического транса представлялась тебе не заслуживающей внимания, постоянное сексуальное возбуждение, которое я уже не смел удовлетворить, только усугубляло картину. Оказалось, ты действительно мечтаешь о смерти, просто боишься не достичь нужного результата. Во что превратил я свою любовь! И был не в силах ничего изменить…

Выход, однако, вскоре нашелся, больно ранив мне сердце. Но мои пустые страдания не шли ни в какое сравнение с тем, насколько сильно я хотел исправить ошибку. Поттер. Мальчишка давно был влюблен, я знал это совершенно точно из наших совместных занятий по ментальной блокировке. Я был уверен, что на него можно возложить эту благородную миссию, то есть свалить оставшуюся психологическую реабилитацию. Последняя правка твоей судьбы, мой мальчик! Я сварил блестящее любовное зелье с каплей крови будущего владельца. Как я достал ее? О, просто предложил Поттеру сделку. Любовь, не безнадежная, но имеющая шансы на осуществление, должна была вернуть желание жить. Со спокойной душой я отправил тебя в Хогвартс, подписав заключение, что окончательно ты восстановишься среди друзей.

Мой план удался. Ты словно заново расцвел и весь светился изнутри. Да, я сильно ревновал, но знал, что поступил правильно и отчасти искупил вину. В остальном, ваша с Гарри связь обернулась полной катастрофой. Нарцисса покончила с собой, узнав о болезненной привязанности своего ненаглядного сына. Она винила себя в случившемся, говорила, что была плохой матерью. Люциус выгнал тебя из дома, впрочем, не лишив наследства, но запретив показываться на глаза. Ты очень переживал по этому поводу.

После окончания школы, тебе не оставалось ничего другого, кроме как переехать к Гарри. Не могу сказать, что друзья Поттера восприняли эту новость с радостью. Было много тех, кто уговаривал его бросить тебя, пока не поздно. Но Поттер оказался человеком чести, и я невольно проникся к нему уважением. Он не забыл о нашей сделке или, может быть, просто был без ума от моего сладкого ангела.

В последнее время я стал меньше интересоваться твоей судьбой, стараясь вычеркнуть тебя из памяти и полностью сосредоточиться на разработке нового вида зелий. Магический аналог эвтаназии. Средство со вкусом выдержанного вина, легкий наркотик, что приносит временное облегчение, а затем убивает тихо и безболезненно – именно в тот момент, когда ты больше всего желаешь этого. Зелье, которым нельзя отравить, ведь даже выпив его, можно прожить целую вечность, не требуя смерти раньше положенного срока.

Вчера, мальчик мой, ты пришел ко мне за ним. Сейчас я отложу перо, встану и принесу нужный состав, а потом, может быть, доверю бумаге еще одну тайну, которую так и не удосужился записать.

Часть II. После.

Белокурый юноша, ему едва исполнилось девятнадцать, сидит за столом, сосредоточенно глядя в лежащий перед ним свиток. Видно, как по его щекам текут слезы, чуть задерживаясь на концах длинных ресниц.

Высокий мужчина с копной густых черных волос входит в комнату с бокалом в руке и замирает на пороге, потом медленно приближается. Юноша поднимает голову.
– Драко, послушай меня…
– Ты – чудовище! – голос юноши срывается. – Ты… – он не находит слов:
– За что?
– Я люблю тебя, Драко, – тихо произносит мужчина.
– Любишь? – повторяет блондин и встает из-за стола. – Разве это любовь?
– Одна из ее разновидностей, – рука все еще держит бокал.
– Сколько? – спрашивает юноша.
– Глотка достаточно.

Драко набирает в рот немного вина и целует мужчину в губы. Это очень красивый поцелуй – долгий, нежный, обреченный.

– Я разрешаю тебе умереть, – говорит Драко, прижимаясь к мужчине всем телом. Тот послушно кивает головой и через мгновение оседает на пол, цепляясь за одежду возлюбленного. Тот смотрит на мертвое тело, засовывает дневник в карман и покидает дом.

***
– Прочти это, Гарри.
– Что здесь?
– Это интересно, прочти.
– Хорошо. Давай позже, сейчас я планирую заняться чем-нибудь другим…
– Сначала прочти, это важно. Потом можешь трахнуть меня, если хочешь.

***
Похоронная процессия. Лошади тащат повозку с уже полностью закрытым гробом. Следом идут люди: среди них тот самый юноша, в руках причудливые цветы. Кортеж останавливается. Гроб опускают в землю. Венки кладут на могилу. Все уходят. Он остается и долго созерцает пространство отрешенным взглядом, потом все-таки роняет букет и говорит вслух, ни к кому не обращаясь:
– Как мне жить со всем этим, не подскажешь? Думаю, стоит попробовать героин.


Конец.

07:24 

после

At last she could never know why and never could understand.
теперь пойду я... на работу
вечером оставшаяся часть, моя любимая
всем, кто будет читать:
не делайте этого просто так - оставьте в комментах указания на ошибки
ВСЕМ СПАСИБО

23:31 

нечто новенькое... веселенькое

At last she could never know why and never could understand.
начинаю редактировать новый текст
оч мне нравится, всем рекомендую
появится здесь к утру

Белые мышки, мой вам совет:
Пусть не пугает вас суетный свет!
И лучше пускай будут босы ножки,
Чем спрашивать красные туфли у кошки.


О чем это я, да черт его знает...

Генрих Гейне.

@музыка: тишина

@настроение: убийственное

08:09 

наступило утро

At last she could never know why and never could understand.
Название: Безголовая мечта
Автор: Gvendolien Glaive
Фандом: Yami no Matsuei (основной), остальное - намеками.
Жанр: humor
Рейтинг: PG-13
Пэйринг: Мураки/Ория, Тацуми/Ватари, Тсузуки/Хисока
Предупреждение: AU
Summary: очередные эксперименты Ватари приводят к неожиданным последствиям
(хотя когда это они приводили к ожидаемым?)
Disclaimer: все кому-то принадлежит - к сожалению, не мне

Никогда не поздно поумнеть.
Даниэль Дефо

Пролог.

По густому чернильному небу с величавой неспешностью ползла багряная луна. Кому-то она могла показаться мрачной и даже зловещей, но для местных жителей это зрелище уже стало обыденным, хотя, хвала Семи Богам Удачи, случалось подобное не так уж часто.

На невысоком холме под сакурой сидел длинноволосый мужчина в кимоно и гипнотизировал луну пристальным взглядом.
– Мураки-сан, я знаю, ты вернешься ко мне, – неожиданно он громко фыркнул. – Конечно, куда тебе еще податься! Придурок, чтоб твой легендарный дед в гробу перевернулся! Но кто сказал, что я снова буду ждать тебя словно верная жена?! – с этими словами незнакомец резко встал и начал спускаться вниз.

Луна тактично промолчала.
***

…когда он, наконец, открыл глаза, то увидел прямо у себя под носом нечто металлическое и изрядно покореженное. Судя по тупой непреходящей боли во всем теле, лежал он на чем-то похожем.

Человек с белоснежными волосами медленно сел, машинально поправил чудом уцелевшие очки и задумчиво оглядел живописные руины вокруг. То, что некогда было секретной лабораторией, теперь превратилось в груду потрескавшихся от жары бетонных блоков, сгоревших потолочных балок и оплавившихся металлических пластин.

– Ну, и гад же ты, Тсузуки-сан! – вздохнул владелец развалин, застегивая безнадежно испорченный плащ. Раны, конечно, уже затянулись (хотя сам он не мог внятно объяснить, откуда такая способность к регенерации), но вот ржавые разводы засохшей крови были далеко не лучшим украшением для стильной белой ткани. – Я к тебе со всей душой, эх…

– Мураки-бака! – донесся откуда-то злорадный шепот.

Доктор Казутака Мураки огляделся по сторонам, но никого поблизости не обнаружил. Ну, конечно, законопослушные граждане боялись приближаться к "проклятому месту" после разразившейся здесь минувшей ночью огненной феерии с тем змееобразным шикигами в главной роли!

Мураки весело хмыкнул, потер шею и, бросив финальный взгляд на пейзаж, решил выбираться отсюда. Вдруг, чем черт не шутит, проигнорировавшая ночной вызов полиция пожалует утром проверить, откуда это дымом потянуло. С другой стороны, можно было немного развлечься и поиграть со стражами порядка в анатомический театр, но… доктор просто слишком устал для этого.

Неожиданно он обо что-то споткнулся и чуть не налетел на металлический штырь. Кто бы мог подумать, что у развороченного скелета здания столько неприятных костей! Вяло выругавшись, Мураки перевел взгляд под ноги, ожидая увидеть очередной хлам… и пораженно замер. В груде мелкого щебня лежала оторванная голова. Из остатков шеи торчали тонкая кость позвоночника, рваные сухожилия, в которых давно уже не осталось крови, и обрезки хлорвиниловых трубок. Спутавшиеся серебристые волосы были больше похожи на паклю, на щеках отпечатались причудливые пыльные разводы.

Мураки нагнулся, поднял "голову", чуть встряхнул ее на протянутой руке и с дежурной усмешкой на устах продекламировал:
– Бедный Йорик, я знал его когда-то…

Веки одинокой головы слабо дрогнули, и она медленно открыла глаза.
– Ну, что я говорил, редкостный придурок, да к тому же любитель дешевых понтов, – сдавленно прохрипел Саки, презрев все законы биологии.
Мураки от неожиданности чуть было не выбросил артефакт обратно в мусор:
– Эй, оторванным частям тела положено молчать!
Сухие губы брата улыбнулись с семейным ехидством:
– Ага, а обычные доктора не умеют телепортироваться в вихре перьев и не регенерируются как вампиры со стажем. И вообще современная наука отрицает любую возможность магии!

Мураки прерывисто дышал, пытаясь успокоиться. Такого поворота событий он явно не ожидал.
– Так. И почему ты не сдох?
– А тебе бы этого хотелось? – полюбопытствовала голова, блаженно прикрывав глаза. – Ну, извини. Ты так часто приходил к моему аквариуму, заботливо менял питательный раствор… грузил меня своими маньячными замыслами. Ну, не мог же я умереть как сволочь и лишить тебя возможности исполнить клятву – убить меня собственными руками! В загробном мире я рассчитываю на покой, так что решил подзадержаться здесь и дать тебе возможность подобрать мне другое тело, вместо того парня с аметистовыми глазами и нездоровым пристрастием к суициду…
– Урод, – буркнул доктор, раздраженным жестом откидывая с лица волосы, и поискал, во что бы завернуть болтливую голову.
– Так мы с тобой в родстве, – жизнерадостно ответствовал Саки. – У меня хоть оба глаза нормальные!
– Только они у тебя и есть.
– Ну и кто в этом виноват! Собираешься меня здесь бросить? Знаешь, я бы не советовал. В базе данных твоих приятелей из Энма-Тё я да-авно числюсь мертвым… но, подозреваю, сейчас мой огарок вспыхнул со страшной силой. Думаешь, они пропустят этот славный феномен? Вот найдут меня, не сомневайся, я все-все про тебя расскажу. Явки, пароли, тайные убежища… Хе-хе… И поймают они тебя быстро-быстро.
– К’со! – Мураки как истинный ариец сдержал желание размозжить мерзкую тварь об остатки стены. – Откуда ты столько всего знаешь-то?!
– Да ты сам не заметил, как обо всем разболтал! Мол, полюбуйся, Саки, какой твой младший братик умный и как он тебя обскакал! Кроме того, у меня всегда была склонность к телепатии и куча свободного времени, чтобы ее развивать.

Мураки глухо зарычал и, не придумав ничего лучше, замотал немертвый остаток брата полой плаща. Голова сопротивлялась, кусалась и мерзко хихикала.

Наконец, доктор прижал к груди дергающийся сверток и посмотрел на выцветшее утреннее небо. Слегка покусанный диск луны едва заметно бледнел на краю горизонта.
– Пожалуй, самое время навестить лабораторию в Иокогаме. Уговорил, подыщу я тебе другое тело. Все равно возобновить охоту на Тсузуки-сана я пока не могу…
– Чего так? – донесся полузадушенный голос из складок плотной ткани. – Ну, не то чтобы мне особо нравилась его тщедушная тушка, просто интересно…
– Следующего затмения ждать полгода, а мне для охоты луна нужна красная. Имидж у меня такой, понимаешь?
– Да, эти твои приколы… Впрочем, еще в детстве на голову был ударенный. Какой нормальный пацан станет в куклы играть?!
– Я не играл! – возмутился Мураки. – Я коллекционировал, а потом аккуратно отделял головы от туловищ.
– Вот, значит, с какой радости ты оторвал голову мне… Пф, нашелся тоже, Бегемот-любитель!
– Кто-о?
– Э-э… Да так, вспомнил одну книжку…
– Ну, и кто теперь странный?!

…И не было на них Великого Всеведущего Гласа, который ответил бы:
– Оба, дети мои!

ТВС

@музыка: Наше радио

@настроение: есть хочу

08:39 

Гвен, жду твои замечания

At last she could never know why and never could understand.
все как всегда
господа, не проходите мимо
первая правка
кто найдет ошибки любой степени тяжести,
просьба сообщить мне в комментах или по ICQ / 234222848

да, тут появилась бесперспективная критика по содержанию,
жанру и самому факту написания текста...
даже не пытайтесь - подобные фишки я просто удаляю

это дневник беты, не валяйте слова по полу

@музыка: Наше радио

@настроение: есть хочу

14:03 

день продолжений... продолжается /каламбур, нэ?/

At last she could never know why and never could understand.
Название: Наш уютный безумный мир
Автор: Беатриса Д'Ирсон
Фандом: ГП
Пэйринг: ГП/ДМ
Жанр: романтическая комедия
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: AU

Предисловие от автора: На самом деле, меня очень напрягает, когда в фике приходится описывать события, которые уже прошли, давать анализ действиям героев и т.д. и т.п., так что я решила ничего этого не делать. Просто примите как факт: Поттер и Малфой подверглись сильному магическому воздействию, потеряли память и живут среди магглов. По отдельности. Драко плюс еще слегка не в себе. А чего вы хотели?

<...> В глазах потемнело, звуки смазались и замерли где-то на краю сознания – и парень упал в обморок прямо в дверях собственной квартиры.

Конец второго эпизода.

Через пятнадцать ударов сердца Драко открыл глаза и понял, что лежит в чьих-то теплых объятьях. Как всегда после обморока тело начинала бить легкая дрожь, но юноша мужественно преодолел соблазн и попытался освободиться.
– Эй, какого черта вы делаете? – хамить в его состоянии выходило легче всего.
– Держу тебя на руках, – в голосе незваного гостя послышалась насмешка.
– Ну, так отпусти, – раз уж враг перешел на ты, Драко не считал нужным соблюдать приличия.
– Что, прямо на пол? Дай хоть донесу до кровати.
– Нет, убери руки сейчас же, – угрожающей интонации не получилось, все-таки Драко был серьезно болен. Фраза прозвучала хрипло и с придыханием, так что к гостю быстро вернулось игривое настроение.
– Как скажешь, – с этими словами мужчина поднял Драко на ноги, и тот устало прислонился к стене.
– Даже имени своего не назовешь?
– Драко, – отвечать не хотелось, но любое другое предложение требовало больших усилий.

Минут пять постояли молча. Потом Малфой решил продолжить движение и одновременно выпроводить незнакомца за дверь. Покачнулся, упал вперед и снова переместился в объятия мужчины. Ладно, сейчас он был рад любой опоре и предпочел не замечать, как чужая рука весьма недвусмысленно прошлась по его ягодицам.
– Мне плохо, – прошептал он.
– Тихо, тихо, мой хороший, – язык гостя практически облизывал ухо. – Я отведу тебя в спальню, полежишь немного.
– Я и сам могу дойти, – нервно возразил Драко. Рука продолжала поглаживать его по спине круговыми движениями, постепенно спускаясь все ниже.
– Конечно, – мягко согласился мужчина. – Просто будет лучше, если я тебя провожу.

Драко больше не сопротивлялся и послушно отправился в спальню, опираясь на локоть незнакомца. Когда в пределах видимости показалась кровать, тот лишь присвистнул:
– Вот это аэродром, прямо взлетно-посадочная полоса. По квартире и не скажешь, что здесь может быть нечто подобное. Надеюсь, она используется по назначению?
– Постоянно. Я все время на ней сплю, – пробурчал Малфой.
– Ну-у, я не об этом, – протянул мужчина, опустил Драко на разобранную постель и сел рядом, не переставая прикасаться к его бедру.

– О чем тогда? – переспросил юноша, откидываясь на спину.
– Когда в последний раз на ней занимались сексом?..
– Ммм… – недовольно выдохнул Драко, поспешно переворачиваясь на бок и пытаясь встать с противоположной стороны.

Мужчина слегка потянулся, одними губами дотронулся до шеи блондина и тихо произнес:
– Ты заводишь меня и прекрасно все понимаешь…
Хозяйским жестом он прижал Драко к своей груди, пытаясь продолжить поцелуй.

Малфой резко вырвался, едва вновь не потеряв сознание, передернул плечами и отошел на безопасное расстояние.
– Уходи отсюда. Я не позволял тебе меня лапать. Я болен, можешь ты это понять? И передай Джо, если он еще кого-нибудь пришлет, я убью его собственными руками. Неужели ты сам не способен найти, с кем потрахаться? /Вы заметили, что за всю эту тираду Драко ни разу не сбился? Это означало только одно: сказанное было правдой, и ситуация давно перестала его устраивать/.
– Извини, – мгновенно отреагировал гость, в его голосе прозвучало удивление. Видно, наводки Джо пока не срывались ни разу.
Драко затих, но из последних сил продолжал держаться на ногах.
– Уходи, – повторил он отчетливо.

Спустя две минуты мужчина стоял в прихожей. Малфой последовал за ним, надо же было повернуть ключ в замке. Уже в дверях тот обернулся, вытащил из кармана небольшую коробочку и протянул ее Драко.
– Возьми. Это антибиотик, должно помочь, – взгляд гостя из обжигающего превратился в серьезный и внимательный.
– Спасибо, – сказал Драко, сжимая подарок тонкими влажными пальцами. – Надеюсь никогда тебя больше не увидеть.
– Что ж, – ответил мужчина, – как хочешь. Извини еще раз.

Он вышел на лестницу. Драко закрыл за ним дверь, повернулся и направился на кухню, держа таблетки в руке. Потом налил себе в стакан воды и задумчиво посмотрел на коробочку: название не говорило ему абсолютно ничего.
– Интересно, откуда он узнал, что у меня совсем нет лекарств? – Драко заглянул внутрь в поисках инструкции – и вытащил небольшую карточку с золотым тиснением, вложенную внутрь.

«Гарольд Джеймс Поттер» – значилось на кусочке картона, ниже следовали данные владельца: должность и номер телефона в офисе, а рядом крупным размашистым почерком был вписан еще один, очевидно для прямой связи.
– Вот идиот, – в который раз за утро вздохнул Драко и порвал визитку.
Лекарство он тоже пить не рискнул и отправил его в мусорный бак.

Конец третьего эпизода.


@музыка: тишина

@настроение: спать хочется

19:57 

сегодня просто праздник какой-то

At last she could never know why and never could understand.
день никак не хочет заканчиваться
есть еще три текста, которые предстоит сделать
и два из них, возможно, появятся здесь

просьба: не читайте без комментариев
иначе смысл вешать это равен нулю

Гвен, я все еще жду-у

@музыка: крики

@настроение: чтоб вам заткнуться

20:00 

At last she could never know why and never could understand.
Да, спасибо всем,
кто отправил свои комментарии по ICQ!


Чтоб я без вас делал!

02:57 

Триса, для тебя

At last she could never know why and never could understand.
Название: Наш уютный безумный мир
Автор: Беатриса Д'Ирсон
Фандом: ГП
Пэйринг: ГП/ДМ
Жанр: романтическая комедия
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: AU

Предисловие от автора: На самом деле, меня очень напрягает, когда в фике приходится описывать события, которые уже прошли, давать анализ действиям героев и т.д. и т.п., так что я решила ничего этого не делать. Просто примите как факт: Поттер и Малфой подверглись сильному магическому воздействию, потеряли память и живут среди магглов. По отдельности. Драко плюс еще слегка не в себе. А чего вы хотели?

<...> в который раз за утро вздохнул Драко и порвал визитку.
Лекарство он тоже пить не рискнул и отправил его в мусорный бак.

Конец третьего эпизода.

/Мы оставим за кадром весь процесс выздоровления Драко. Жаропонижающее он все же купил и на следующий день даже пошел на работу. Правда, мисс Гриар поспешила отправить его обратно, ибо была женщиной сердобольной. Поначалу мысли Драко о "единственном друге", с которым врагов не надо, колебались от крайне отрицательных до убийственных, но по мере улучшения самочувствия отошли на второй план и сменились на занятные воспоминания об очередной выходке Джо/.

Спустя неделю в квартире Малфоя раздался телефонный звонок:
– Драко, есть предложение, встречаемся немедленно!
– Не могу, уже ухожу в «Перекресток».
– Это важно, черт возьми. Я зайду в твое кафе.
– Да что случилось-то? – вместо ответа на другом конце провода послышалось недовольное сопение. – Ладно, приезжай.

Драко положил трубку на место. Простуда прошла, все вернулось в обычное русло. Подумаешь, срочно понадобился беспокойному приятелю. Зачем, интересно? Впрочем, не стоит поддаваться панике.
По дороге на работу юноша размышлял о природе их с Джо отношений: на этот раз тот захотел не просто поразвлечься, а именно поговорить о деле. Какие "дела" можно с ним обсуждать, Драко не представлял.
Поздоровавшись с персоналом, он подошел к барной стойке и, облокотившись на нее, стал ждать Джо. Утро было раннее, посетителей не наблюдалось. Не прошло и десяти минут, как друг уже сидел за свободным столиком. Эшли /еще одна официантка/ хотела подойти к нему, но Малфой сам достал меню и направился к Джо, взглядом давая понять девушке, что тот на его обслуживании.
Бросив карту блюд на стол прямо перед носом клиента, отчего тот немного вздрогнул, Драко жизнерадостно произнес:
– Привет, – и расположился напротив.
– Ты всегда посетителей так пугаешь? – хмуро поинтересовался Джо. – Немудрено, что у вас тут пусто.
– Как есть, – парировал Драко. – А ты первый, кого мне удалось смутить этим приемом. Шутка.
Джо усмехнулся.
– Думаю, мне надо что-нибудь заказать?
– Разумеется.
Джо открыл меню и принялся тщательно его изучать. Драко с удивлением следил за этим процессом. Он сюда есть пришел, а?
– Может, приготовишь фондю? – парень рассмеялся, глядя на помрачневшее лицо Драко. – Ладно, ладно, я помню о твоих предыдущих опытах, рассказывал. Тащи лучше кофе.
Драко пошел выполнять заказ. По возвращении разговор перешел, наконец, на интересующую обоих тему.
– Драко, помнишь Поттера?
– Это тот мужик, которого ты присылал на прошлой неделе?
– Да.
– Не помню, – Драко улыбнулся. – Ну, и что дальше?
– Он оставлял тебе номер телефона, чего ты не позвонил? Впрочем, не важно. Драко, мне нужна твоя помощь. Без тебя я просто прогорю.
– Подожди, откуда ты знаешь? Он что ли жаловался?
– Э, не гони события. Драко, ты в курсе, чем я занимаюсь? Не слишком легальная деятельность. Сейчас просто позарез нужны деньги, и я вижу лишь один способ их достать.
– Причем здесь я? – спросил Драко. – У меня же ничего нет.
– Зато ты легко можешь все получить, – выдохнул Джо.
Тут беседу пришлось прервать, несколько новых посетителей расположились за столиками Драко. Вернулся он минут через двадцать и застал Джо в состоянии крайнего нетерпения.
– Думаю, ты не будешь отрицать, что я неплохо тебя знаю, – продолжал его друг слегка агрессивно. – Истинная сущность Драко немного отличается от милой парадной вывески, а?
Тот молчал, ожидая финальной части плана.
– Поттер готов выложить кругленькую сумму за новое свидание с тобой. Уверен, тут мы можем сорвать неплохой куш.
– Предлагаешь мне флиртовать с ним?
– Угу, я получу хорошие деньги, да и потом… тебе ведь все равно. Сможешь посмотреть, что у него внутри. Он, знаешь ли, весьма занятный. Ты же любишь разные тайны, вот и будешь отгадывать на досуге.
– Сколько он тебе даст?
Джо назвал сумму.
– Немало, – прокомментировал Драко. – Только одно свидание? Я согласен.
– Понимаешь, не все так просто… – замялся Джо.
– Что еще? Спать я с ним не буду, предупреждаю. Не понравился он мне, да и как тогда наблюдать, если все время отвлекаться придется, – перебил его Драко.
– Ладно, дело твое. Я хотел сказать… Ты мог бы притвориться, что любишь его? Повстречаться пару недель? При правильном подходе мы обдерем его как чешку!
– Слушай, Джо, чего ты ноешь. Сам же говорил про мою сущность. Я согласен, – закончил разговор Малфой.
– Правда? Драко, ты настоящий друг! – просиял Джо. – На, возьми номер телефона и не выбрасывай на этот раз, пожалуйста.
***
Драко шел по улице, любуясь на свое отражение в витринах магазинов. Как же все-таки ему повезло с внешностью! Он может заработать кучу денег, пару раз улыбнувшись какому-то идиоту. Юноша перевел взгляд на небо. Чудесно, скоро начнется дождь! Мгновение спустя Драко уже ощущал, как тяжелые холодные капли скользят по его лицу, падают за ворот рубашки, принося с собой какое-то легкое беспокойство и некоторый трепет перед мощью стихии. Ощущения Драко нравились.

Стоит позвонить этому Поттеру, иначе потом он просто забудет. Парень набрал нацарапанные рукою Джо цифры. В трубке послышались долгие гудки, которые сменились немного сонным:
– Я слушаю.
– Гарри?
– Да. Кто это?
Блондин подмигнул своему двойнику в зеркале, растягивая губы в сладкую полуулыбку.
– Меня зовут Драко.

Конец четвертого эпизода.

@музыка: тишина

@настроение: работать

15:58 

готовлю клумбу

At last she could never know why and never could understand.
к утру здесь появится новый вкусный кусочек

Название: Лучший друг человека
Автор: Нэтти
Фандом: WK, Chobits
Пэйринг: Ран / Шу-шу
Жанр: crossover
Рейтинг: NC-18
Summary: потенциальный студент Фуджимия находит в мусоре кавайного рыженького персокона,
который, как вы уже догадались, может сказать только "шу-у".

Глава 2.

А утром все они встретились.
Ясь

Как знать, не приснись Рану тот жуткий сон, все могло бы пойти иначе.

Но из песни слова не выкинешь. Сон был, и оказался он поистине кошмарным. В процессе участвовали: фальшивый кошачий хвост, наручники, клубника со сливками, две бутылки вина – и вчерашний персокон, который в джентльменский набор уж никак не вписывался. Без четверти восемь Фуджимия проснулся в холодном поту. Увидел на подушке рядом с собой рыжие пряди, поморгал секунд тридцать и молча отполз в сторонку.

Немного постояв у окна, откуда открывался живописный вид на стену дома напротив, юноша решил, что сейчас самое время для легкого завтрака. Даже если вид непонятного существа в собственной постели сильно поколебал его аппетит. Настоящий мужчина никогда не переживает из-за таких вот глупостей.

Пока Ран шуршал пакетами, разыскивая что-нибудь похожее на еду – с утра оно всегда как-то хуже находится – персокон за его спиной тоже развил бурную деятельность. Юноша не чуял опасности вплоть до того момента, пока чьи-то теплые лапки не обняли его за талию, а над ухом не раздалось заинтересованное:
– Шу-у?
От неожиданности Фуджимия подпрыгнул. Упрямое создание не осталось в долгу и, не разжимая объятий, дернулось вместе с ним.
– Что. Тебе. От меня. Надо, – зарычал Ран, пытаясь отцепить от себя персокона. Черт возьми, неужели они все такие липучие? Ран искренне отказывался в это верить.

Не успел юноша окончательно впасть в отчаяние, как рыжик сам разжал руки и подошел к раскрытому пакету с продуктами. Повертел в руке помидор, потом перевел взгляд на Рана и заулыбался. Да на что этот пентиум с ушами намекает?!

С мечтательным выражением на лице персокон продолжал свои научные изыскания. Коробка с лапшей его не заинтересовала, бутылка минералки была отставлена в сторону. Зато при виде моркови он пришел в щенячий восторг, долго рассматривал, попеременно показывая то на нее, то на себя. Ран округлил глаза. Однако рыжая тварь развеяла его опасения, приложив овощ к своим волосам. Ага, понятно теперь.
– Поздравляю, – сказал он, наконец. – У тебя такой же цвет волос, можешь гордиться этим.
– Шу-у! – мордочка персокона сияла, словно неоновая реклама.
Детский сад на прогулке. Если его выбросили исключительно из-за модели поведения, то Ран мог их понять.
Впрочем, размышления придется отложить на потом, а вот одна из насущных проблем требовала немедленного решения.

– Ты выглядишь…сносно, – вынес свой вердикт Ран, глядя на персокона, облаченного в его старые джинсы и футболку. – Всяко лучше, чем ничего, правда? – добавил он, посчитав, что домашнее животное следует приободрить.
Судя по недоуменным взглядам, которые рыжик бросал на свою новую одежду, он понятия не имел, что себя нужно чем-то закрывать. Следующий интересный вопрос: все персоконы предпочитают ходить голыми? Если да, то почему их владельцы еще не сошли с ума? Или сошли, только это не афишируется? Ран почти физически почувствовал, как много нового ему предстоит узнать.

В дверь постучали:
– Прошу прощения… Это Хидака. Можно войти?
Фуджимия подавился ответом "нет", когда привлеченный интересными звуками с обратной стороны двери персокон подергал за ручку.
Давешний старший менеджер, без метлы выглядевший почти прилично, вошел в комнату и замер в восторге перед рыжиком.
– Ой, какая прелесть, – констатировал Хидака, нажав пальцем на нос персокона. Зачем он это сделал, осталось для Рана загадкой. – Ваш персокончик прибыл отдельно от остальных вещей, да, Фуджимия-сан? Ух, ты зайка моя. Дусик. Пусик. Каждое слово Хидака сопровождал раздражающим звонким причмокиванием.

Ран героически слушал слова умиления этого придурка-с-щенячьими-глазами, но на каком-то особенно сладком звуке не выдержал:
– Осторожнее, – сказал он. – Я нашел его на помойке. Вдруг заразный?
– Ну что за глупости, Фуджимия-сан, – отмахнулся Хидака, не прекращая тискать издающее восторженные звуки существо. – Как мог такой очаровательный персокон оказаться в мусорном баке? Да, кстати, я забыл вам вчера сказать, что контейнеры находятся во дворе.
– Я запомню. До свидания, – тонко намекнул Ран.
– Вы уже уходите? – наивно провалил его план Хидака.
– Шу-у, – и персокон решил поучаствовать в беседе, цепляясь за шею старшего менеджера.
Ран закатил глаза, сегодня они у него постоянно пребывали в движении.

Когда, наконец, Фуджимии удалось уговорить рыжика тихо спокойно посидеть в комнате до его возвращения, он чувствовал себя так, будто на нем целый день возили цемент. (Кто говорил, что персоконы облегчают быт человека и оказывают неоценимую помощь в учебе? Покажите мне того идиота, и последнее, что он увидит, будет стальной блеск лезвия моей катаны).

Как бы там ни было, прежде всего, надо было думать о деньгах. Работа – это дело такое, сложно только начать, а дальше все пойдет как по маслу. С другой стороны, забей на нее, и возникнут проблемы с питанием, жильем и прочими милыми радостями жизни. Фуджимия был полон решимости найти себе занятие по душе.

Во-первых, он сразу отмел все кафе, бары и рестораны с табличками "требуются официанты". Умные люди не совершают одну и ту же ошибку дважды.
И во-вторых… прогуливаясь по городскому рынку с журналом "Работа & Зарплата", Ран обнаружил, что больше не может спокойно смотреть на морковку, а также на апельсины, тыквы и почему-то ананасы. Прекрасно. Можно вычеркнуть все это из своего меню на ближайшие десять лет.

@музыка: Юпитер

@настроение: алкогольная зависимость

16:10 

альфам

At last she could never know why and never could understand.
если не можете меня найти или вам показалось, что я забыл про ваш текст
это НЕ так, все закончу в порядке поступления

если не напьюсь до беспамятства и не упаду под стол...
/что вряд ли/

в комментах к этой теме можно поставить время для связи
Гвен, сообщи мне, когда тебе будет удобно - ИМХО нужно закончить обсуждение


16:23 

и последнее... трезвое сообщение

At last she could never know why and never could understand.
Сегодня проводится очередная и любимая мною лично
Ночь виртуального распития спиртных напитков

приглашаются все желающие

время: с 23.00 до 8.00 утра /хотите, начните раньше - буду догонять/
средства связи: ICQ /234222848/, эта тема /сообщения утром исчезнут/

условия: наличие реального алкогольного напитка обязательно,
пиво не приветствуется - ИМХО бесполезная трата времени
+ тема для беседы /любая, но желательно придуманная на трезвую голову/

+ ответить на анкету /она в комментариях/

да, анонимные послания я не люблю и молчу в ответ

@музыка: авторская песня

@настроение: жажда

23:30 

Vaala, это для тебя

At last she could never know why and never could understand.
ругаться за вольное обращение с текстом можно в комментариях

Название: Симфония боли
Автор: Vaala
Фандом: ГП
Жанр: drama, agnst
Рейтинг: R
Пэйринг: Гарри/Драко
Предупреждение: изнасилование
Summary: Знаете, почему Добро всегда побеждает? Потому что историю войны пишут победители.
Хотите увидеть историю глазами проигравших? Смотрите внимательнее…

Disclaimer: все персонажи принадлежат ДЖ. К Роулинг
Предисловие:

Историю – особенно историю войн – пишут победители.
У побежденных нет ни крови, ни чернил.
Д. Емец


Пролог.

Воспитать настоящего Малфоя – дело несложное. Нужно всего лишь постоянно вбивать ему в голову, что Малфои – один из самых древних, чистокровных и влиятельных родов. Принадлежность к этому семейству – огромная честь и серьезная ответственность. Тот, кто носит эту фамилию, обязан быть абсолютным идеалом во всем.

С рождения необходимо впитывать науку интриг и светского поведения, отрабатывать взгляд, способный вмораживать собеседника в землю. Вот перечень навыков, которыми истинный Малфой должен овладеть в свои девять лет.

Учение дается нелегко: редкие слова одобрения и наказание за малейшую оплошность. Да если бы только это! Невыносимо видеть ледяной взгляд отца, где явственно читается: "Недостоин". Жалостливое выражение лица матери, обычно такой безразличной и равнодушной. Так хочется обнаружить восхищение в их стальных глазах, теплую улыбку в уголках губ, услышать ласковое: "Я горжусь тобой".

Каждая статья "Кодекса Малфоев" проникает под кожу – с кровью, болью, слезами. На утренней церемонии – неловкое движение рук – фарфоровая чашка падает на ковер. Слабый звон при соприкосновении с полом… не разбивается. Но бледнеет лицо матери и затуманивается яростью взгляд papa, съеживается на стуле сын.

Взмах тростью и короткое слово: "Круцио!" Ребенок лежит на полу и совершенно дико кричит, кровь течет из носа, из глаз, ломаются ребра. Ровно четыре минуты, и звук стихает, но вздохнуть по-прежнему невозможно, ногти оставляют следы на внутренней поверхности ладоней. Все, отец прекращает наказание.

Молчит мать – в семействе Малфоев никто не смеет перечить его главе, любая жестокость оправдана, решения взвешены. Он делает еще одно легкое движение, и в руке материализуется небольшой хрустальный сосуд, наполненный какой-то сиреневой жидкостью. Небрежно выливает эту субстанцию на неподвижное тело на ковре. Зелье мгновенно впитывается в кожу: останавливается кровь, исчезают переломы, раны затягиваются.

Дальше холодный голос и обжигающие как хлыст слова. Они впечатываются в мозг и остаются там выжженные каленым железом: «Ты – Малфой, Малфой, Малфой…» Уроки, что запоминаются на всю жизнь, и к обожанию примешивается страх, ужас сопровождает усердие. Убийственная смесь, все Малфои были вскормлены ею.

Итак, позвольте представить того, чьи взгляды и чувства будут вести вас по страницам повествования:
– Малфой, Драко Малфой.

Продолжение следует

00:56 

долги, долги

At last she could never know why and never could understand.
выкладываю, наконец, обещанный кусочек второй главы

Автор: Нэтти
Название: Лучший друг человека.

Вот уж действительно "а поутру они проснулись..."
Нэтти, прости, повесить вчера забыл

комментарии приветствуются

конструктивная критика - вдвойне

@музыка: "Мадригал"

@настроение: спать хочется

The Light That Failed

главная