Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
04:13 

At last she could never know why and never could understand.
Если человек дурак, то он хуже предателя
О. Форш

Какого черта, я решил экспериментировать с текстом Трисы, который мне к тому же еще и нравится?!
Довыпендривался, пришлось делать все заново, т. е. "правильно".
Сделал - так самому тошно, гордость на печень давит. Принес сюда - буду в тишине ошибки искать
.

Название: Наш уютный безумный мир
Автор: Беатриса Д'Ирсон
Фандом: ГП
Пэйринг: ГП/ДМ
Жанр: романтическая комедия
Рейтинг: NC-17
Предупреждение: AU
Предисловие от автора: На самом деле, меня очень напрягает, когда в фике приходится описывать события, которые уже прошли, давать анализ действиям героев и т.д. и т.п., так что я решила ничего этого не делать. Просто примите как факт: Поттер и Малфой подверглись сильному магическому воздействию, потеряли память и живут среди магглов. По отдельности. Драко плюс еще слегка не в себе. А чего вы хотели?

Маленький старый дом на Стемфорд-стрит всегда выглядел странно. Дело было не только в грязных, покрытых граффити стенах, вечно занавешенных окнах и отсутствии входной двери – день за днем, час за часом оттуда раздавался какой-то подозрительный шум. Иногда он нарастал до отчетливых голосов, иногда сменялся еле слышными шорохами, но никогда не прекращался полностью, особенно по ночам.

Вы решили, что попали в специальный дом для волшебников? Так и есть. Это было место, известное в узких кругах Магического мира как Центр социально-психологической реабилитации и коррекции, он же «Приют для сирых и убогих». Жильцы либо совсем не умели колдовать, либо не интересовались этим.

Общение внутри дома не приветствовалось. Десять квартир, по две на этаж, существовали индифферентно друг другу. Хорошим тоном считалось держать двери закрытыми и избегать столкновений на лестницах. Каждый кричал, шуршал и скрипел в тишине собственной комнаты.

На третьем этаже, рядом с обычной маггловской семейной парой жил молодой человек. На вид ему было не более двадцати лет. Длинные светлые волосы свисали ниже лопаток, непослушная челка падала на глаза, серые глаза настороженно смотрели прямо на вас, пухленькие губы завершали идеальный портрет. Причины, по которым юноша переехал сюда, остались неизвестными, в том числе и для него самого.

Драко Малфой /вы ведь не думали, что это был кто-то еще/ жил один в маленькой светлой квартирке без планировки. Друзья к нему не заходили, словно их вовсе не было. Из всех занятий он предпочитал наблюдать за людьми, гулять под дождем без зонта и рассматривать свое отражение в витринах магазинов. Ему было приятно о чем-нибудь помечтать, стоя на берегу реки и отрешенно разглядывая грязную воду.

Главным пунктом вечерней программы выступал телевизор. Драко мог всю ночь провести перед экраном, загипнотизированный его мерцающим блеском. И, как вы уже наверное догадались, молодой человек абсолютно не помнил своего прошлого. Имя досталось ему вместе с единственной фотографией, на которой он был изображен рядом с высокой красивой женщиной, явно похожей на него. Подпись гласила: «Лондон. 19** год. Драко и Нарцисса Малфой». Кто эта женщина, слишком молодая для роли его матери, и где она сейчас, Драко не имел ни малейшего представления. И да, разумеется, изображение двигалось: лично Драко считал это вполне естественным, хотя и не спешил вешать фото на стену.

Работал Малфой официантом в кафе «Перекресток» и справлялся с этим делом неплохо. Хозяйка, мисс Эльза Гриар, была им весьма довольна. Она жила в доме напротив, и каждый вечер Драко видел ее в окне рядом с ужасно вульгарной дамской сумкой. Мисс Гриар регулярно вытряхивала из нее на стол вещи, чистила их, а потом аккуратно складывала обратно. Ритуал вызывал у Драко страстное желание узнать, что за предметы лежат у женщины в сумке. Намерение это тщательно подавлялось, так как Драко дорожил своей спокойной работой.

За квартиру Малфой не платил. Почему? Просто никто не спрашивал денег, и предлагать их тоже было некому. Беспокоить вопросами соседей Драко не считал хорошей идеей. Зарплаты в кафе хватало, чтобы сводить концы с концами. В свободное время юноша был занят своими многочисленными развлечениями или шел куда-нибудь послушать чужие разговоры – обрывки фраз, непонятных для постороннего человека. Это было загадочно. Слова меняли значение с момента произнесения и до момента, когда были пойманы Драко. Потом можно было свернуться клубочком под одеялом, воскресить в памяти образы говоривших и придумать свою маленькую историю. Драко нравились чужие секреты, именно их искал он в разговорах прохожих и окнах квартир. Он бережно хранил эти тайны, заполняя пустоту в сердце, вызванную потерей памяти. Это были его драгоценности.

Любовницы и любовники, молодой человек пытался их завести, но ни тем, ни другим не нравилось поведение Драко в постели. Он словно кукла подчинялся партнеру в моменты близости: отрешенность сквозила во взглядах и жестах, лицо превращалось в лишенную эмоций маску, и лишь в самой глубине светло-серых глаз можно было различить смутный интерес к процессу, как у юного натуралиста, впервые увидевшего редкого зверя. Претенденты на роль близких не задерживались. Одиночество… не являлось для Драко чем-то особенным.

По утрам он вставал в половине восьмого от криков соседского ребенка, включал телевизор и шел в ванную. Потом заваривал мятный чай и, выпив пару чашек, открывал какую-нибудь толстую книгу. От этого занятия его отвлекал первый же посторонний звук, и Драко с чистым сердцем вставал со стула в полной уверенности, что почитать и сегодня не дадут, одевался и шел на улицу. В восемь часов вечера Драко уходил с работы и принимался ходить по городу, либо сидел на набережной Темзы. Возвращался домой, снова включал телевизор и под монотонное бормотание ящика мечтал о чем-нибудь, выдумывая собственное прошлое.

Сегодня было 13 сентября, завтра жизнь Драко изменится.

Конец первого эпизода.

Итак, утро 14 сентября началось для Драко в семь часов тридцать минут восемь секунд. В это время в квартире за стеной проснулся розовый мяч, завернутый в теплое байковое одеяльце. Мячик открыл свои маленькие глазки и издал пронзительный звук, сообщая всему миру о том, что его сладкий сон закончился.

Драко заворочался в своей постели, но вместо крика чуть слышно застонал и повыше натянул на себя одеяло. Веки налились свинцовой тяжестью и никак не хотели открываться, голова гудела. «Кажется, у меня температура», – подумал он. Пришлось встать и вспомнить, где остался термометр: ровно через пять минут электронное табло показало 38,5 С. Драко опустился на стул и некоторое время разглядывал кактус, стоящий на подоконнике. Растение тоже выглядело измученным и явно испытывало острую потребность в воде, колючки сморщились и пожелтели.

В данный момент мысли Драко бежали по следующему маршруту: он заболел, нужно купить лекарство; через час идти на работу, следовательно, нужно сильнодействующее лекарство. Дорого. Скоро зима, нужно купить куртку потеплее и, может быть, свитер. Деньги. Придется отказаться от шоколадных коктейлей, но ничего, он потерпит. Впрочем… может, стоит отказаться от чего-нибудь другого? Драко успокоился. Все у него получится, все будет хорошо. На рождество он достанет себе искусственную елку, хотя Кэт и говорила, что собирается позвать всех в гости, а Драко, как обычно, согласился. С другой стороны, от настоящей елки много иголок, а стоит она не намного дешевле. Нет, лучше все-таки искусственная.

Юноша прошел в ванную, умылся, сменил пижамные штаны на узкие светло-голубые джинсы и завязал волосы в удобный хвост. Тут в прихожей прозвенел звонок, и Драко отправился посмотреть, кто же на этот раз решил устроить ему поганое утро. /То обстоятельство, что сюрприз заведомо не был приятным, выяснится через пару абзацев/.

Драко посмотрел в глазок: на лестничной площадке стоял высокий молодой мужчина в черных штанах и замшевой куртке в тон. На носу были прямоугольной формы очки. Драко отшатнулся, потянул с крючка халат, плотно закутался в него и только потом приоткрыл на цепочку дверь.
– Что вам нужно? – поинтересовался Драко у незнакомца, с любопытством изучая его лицо: на лбу красовался шрам в виде молнии.

Тот, в свою очередь, внимательно разглядывал юношу с ног до головы, оценивая внешность. /Если вы забыли, то у Драко была температура: лихорадочный румянец горел на щеках, намокшая челка прилипла ко лбу, губы пересохли, и он часто дышал приоткрытым ртом. Другими словами, Драко олицетворял собой поэтический образ «трахни меня сейчас же – я просто умру, если ты этого не сделаешь»/.

– Я внук вашей соседки снизу, – ответил мужчина приятным голосом. – У нее с потолка капает вода. Пришел попросить вас проверить краны.
– Серьезно? Извините, пожалуйста, мне так жаль! – прошептал Драко, мысленно пытаясь прикинуть, сможет ли дойти до телефона, не потеряв сознание по дороге. – Уже второй раз за этот месяц! – добавил он. – Подождите секундочку, я посмотрю. Вдруг удастся починить, не вызывая сантехника.
Драко закрыл дверь и направился к телефону. Набрав знакомый номер, он дождался, пока длинные размеренные гудки сменятся на радостное:
– Алло!
– Джо, опять твоя работа? – вздохнул Драко.

Дело в том, что один неплохой парень и, по совместительству, мелкий жулик Джо уже второй год пытался подыскать для Малфоя «спутника жизни». Конечно, Драко с его отсутствием характера мог быть счастлив только с мужчиной. По крайней мере, Джо в это свято верил. Усилия пока не увенчались успехом, но тот как настоящий друг не отчаивался. Таким образом, у Драко на пороге регулярно появлялись охотники за неприступными блондинами. Обычно они представлялись соседями, родственниками соседей, электриками и т. д. С «сантехниками» Драко даже как-то прилично не повезло: тогда он еще не привык к ежемесячным визитам Покорителей Сердца и, по наивности, пустил пару в дом, за что и поплатился банальным изнасилованием.

– Да. Ты же меня знаешь, – донеслось из трубки.
– Конечно, знаю. Звоню с одной просьбой…
– Какой? – оживились на том конце провода.
– Не надо больше мне их сюда присылать.
– Да ладно тебе! Если бы не я, ты бы уже давно помер со скуки.
– Как раз умираю. Ладно, пока.
– Пока. Я к тебе, может, зайду на выходных.
– Не надо, я заболел.
– Правда? Вот я тебе, между прочим, врача и прислал. Будущего.
– Серьезно, хватит уже. Пока.
Драко положил трубку и пошел выгонять очередного гостя.

– Вы знаете, это не у меня. Зайдите к соседям напротив, – сказал Драко, открыв дверь чуть пошире.
– Какая жалость, – разочарованно протянул мужчина.
– Да вы не расстраивайтесь, высохнут ваши потолки, – внезапно Драко почувствовал себя очень плохо. В глазах потемнело, звуки смазались и замерли где-то на краю сознания – и парень упал в обморок прямо в дверях собственной квартиры.

Конец второго эпизода.


@музыка: вальсы Штрауса

@настроение: пить коньяк

23:55 

At last she could never know why and never could understand.
Первая запись. Измыслить нечто, чтобы представиться...
Любимое стихотворение, отвечающее Духу и Букве выбранного имени.
И просто любимое.


Rudyard Kipling
The Vampire.

A fool there was and he made his prayer
(Even as you and I!)
To a rag and a bone and a hank of hair
(We called her the woman who did not care)
But the fool he called her his lady fair--
(Even as you and I!)

Oh, the years we waste and the tears we waste,
And the work of our head and hand
Belong to the woman who did not know
(And now we know that she never could know)
And did not understand.

A fool there was and his goods he spent
(Even as you and I!)
Honour and faith and a sure intent
(And it wasn't the least what the lady meant),
But a fool must follow his natural bent
(Even as you and I!)

Oh, the toil we lost and the spoil we lost,
And the excellent things we planned,
Belong to the woman who didn't know why
(And now we know that she never knew why)
And did not understand.

The fool was stripped to his foolish hide
(Even as you and I!)
Which she might have seen when she threw him aside
(But it isn't on record the lady tried)
So some of him lived but the most of him died
(Even as you and I!)
And it isn't the shame and it isn't the blame
That stings like a white hot brand,
It's coming to know that she never knew why
(Seeing at last she could never know why)
And never could understand.

@музыка: Pulp. Common people.

@настроение: читать

The Light That Failed

главная